Право

Частные правила квалификации преступлений.

Группу частных правил квалификации преступлений в рамках одного состава преступления образуют правила, связанные:
1) с особенностями субъективных признаков преступления;
2) частично неоконченной преступной деятельностью;
3) соучастием;
4) мнимой обороной.
В данной лекции мы перечислим эти правила и затем будем к ним возвращаться и более подробно изучать при изложении соответствующих тем спецкурса (КП с учетом субъекта и субъективной стороны, КП при приготовлении к преступлению и покушении на него и т.д.).

Правила КП с учетом субъективных признаков преступления:
1. Совершенное лицом в возрасте от четырнадцати до шестнадцати лет общественно опасное деяние, содержащее признаки двух преступлений, за одно из которых уголовная ответственность наступает с шестнадцати лет, а за другое — с четырнадцати лет, квалифицируется только по статье Особенной части УК РФ, предусматривающей уголовную ответственность с четырнадцатилетнего возраста. Например, если лицо в возрасте 15 в составе банды совершит изнасилование, содеянное квалифицируется по ст.131 УК, а не по ст. 209 этого УК, по которой установлена ответственность с 16 лет, а за изнасилование с 14 лет
2. Лицо может нести ответственность за умышленное преступление, в состав которого включены объективные признаки, не являющиеся действием или последствием (например, характеризующие потерпевшего), лишь при условии, что оно осознавало наличие таковых.

3. Действия лица, полагающего, что содеянное им не преступно, тогда как в действительности признается таковым (юридическая ошибка), квалифицируются по статье УК РФ, предусматривающей ответственность за содеянное, поскольку осознание противоправности не является элементом вины .
Это правило основано на презумпции того, что с момента издания уголовного закона запрещенность деяния известна каждому.
4. Не является преступлением действие, ответственность за которое не предусмотрена Особенной частью УК РФ (так называемое «мнимое преступление»), если лицо полагало, что оно признается преступлением (юридическая ошибка) .
5. Деяние, посягающее фактически не на тот объект, на причинение вреда которому был направлен умысел виновного (фактическая ошибка в объекте), квалифицируется как покушение на преступление в соответствии с направленностью умысла.
6. Деяние, посягающее фактически на два объекта (или более), когда умысел виновного был направлен на причинение вреда только одному из них (фактическая ошибка в объекте), квалифицируется как оконченное умышленное преступление в соответствии с направленностью умысла, а если виновный должен был и мог предвидеть возможность причинения вреда другому объекту, то еще и за предусмотренное уголовным законом неосторожное преступление, которым ему фактически причинен вред.
7. Деяние, при совершении которого умысел виновного направлен на причинение вреда нескольким объектам, а фактически посягательство осуществлено только на один из них (фактическая ошибка в объекте), квалифицируется как оконченное преступление против объекта, которому фактически причинен вред, и покушение на преступление против объектов, которым вред не нанесен.
8. Деяние, при совершении которого конкретизированный умысел виновного направлен на причинение меньшего ущерба, чем фактически наступивший (фактическая ошибка в последствиях), квалифицируется как оконченное преступление, нанесшее ущерб, охватывавшийся умыслом виновного.
9. Использование для совершения преступления по ошибке другого, но не менее пригодного средства (фактическая ошибка в средствах), на квалификацию преступления не влияет.
10. Использование для совершения преступления средства, сила которого представлялась виновному заниженной (фактическая ошибка в средствах), влечет квалификацию содеянного как неосторожного преступления, если виновный должен был и мог осознавать истинную силу примененного средства, а при отсутствии обязанности и возможности такого осознания — как умышленного преступления в соответствии с осознаваемой силой употребленного средства.
11. Использование для совершения преступления непригодного в данном случае средства, которое виновный считал вполне пригодным (фактическая ошибка в средствах), квалифицируется как покушение на преступление в соответствии с направленностью его умысла.
12. Использование для совершения преступления непригодного в любом случае средства, которое виновный считал пригодным исключительно в силу своего невежества или суеверия (фактическая ошибка в средствах), не влечет уголовной ответственности.
13. Лицо, не осознававшее и не предвидевшее, что его действия явятся причиной фактически наступивших преступных последствий (фактическая ошибка в причинной связи), не несет уголовную ответственность, если оно не должно было и не могло предвидеть данного развития причинной связи, либо несет ответственность за неосторожное преступление, если должно было и могло это предвидеть.
14. Лицо, предвидевшее и желавшее развитие причинной связи, которая ведет к общественно опасным последствиям, но таковые фактически не наступили (фактическая ошибка в причинной связи), несет уголовную ответственность за покушение на преступление в соответствии с осознававшимся развитием такой связи.
15. Деяние, при котором ущерб по обстоятельствам, не зависящим от виновного, причиняется не тому, против кого было направлено преступление (отклонение действия), представляет собой совокупность преступлений: покушение на преступление в соответствии с направленностью умысла и неосторожное деяние против того, на что он направлен не был. Например, А., намеревавшийся убить выстрелом из пистолета Б., промахнулся и пулей был причинен тяжкий вред здоровью В. В таком случае А. несет ответственность за покушение на убийство Б. и причинение тяжкого вреда здоровью В. по неосторожности.
16. Деяние, при совершении которого виновный осознавал наличие квалифицирующих или привилегирующих (смягчающих) обстоятельств, фактически отсутствовавших (ошибка в квалифицирующих или привилегирующих обстоятельствах), представляет собой покушение на преступление с квалифицирующими обстоятельствами или оконченное преступление с привилегирующими обстоятельствами.
17. Деяние, при совершении которого виновный не был осведомлен о наличии квалифицирующих обстоятельств, фактически существовавших (ошибка в квалифицирующих обстоятельствах), представляет собой оконченное преступление без этих обстоятельств.
18. Деяние, при совершении которого виновный не был осведомлен о наличии привилегирующих обстоятельств, фактически существовавших (ошибка в привилегирующих обстоятельствах), представляет собой покушение на преступление без указанных обстоятельств .
19. Покушение (а равно приготовление) на «негодный» объект (то есть существующий лишь в осознании субъекта и объективно не терпящий и не могущий потерпеть ущерба, вследствие чего покушение на него не может быть доведено до стадии оконченного преступления) или с негодными средствами (не способными по своим объективным свойствам вызвать наступление желаемого результата) квалифицируется как покушение на преступление (либо приготовление) в соответствии с направленностью умысла виновного, то есть на тех же основаниях, что и всякое другое покушение .
К подгруппе правил квалификации частично неоконченной преступной деятельности относится правило, согласно которому в рамках одного состава преступления более поздняя стадия охватывает раннюю, то есть приготовление охватывается покушением, а приготовление и покушение — оконченным преступлением .
Разновидностью ситуации, подпадающей под это правило, являются также случаи приготовления к преступлению или покушения на него, при которых умысел, воплощенный в приготовлении или покушении, реализован в оконченном преступлении частично.

Правила КП при соучастии:
1. Действия соучастника, являющегося исполнителем преступления, в совершении которого он принимает одновременно участие в качестве организатора, подстрекателя или пособника, квалифицируются по статье Особенной части УК, предусматривающей ответственность за данное преступление, без применения ст. 33 УК РФ. Это правило вытекает из содержания ч. 3 ст. 34 этого УК.
2. Лицо, участвующее в совершении преступления со специальным субъектом (например, должностным лицом) и не обладающее признаками последнего, несет уголовную ответственность лишь за соучастие в данном преступлении, причем ему не вменяются квалифицирующие обстоятельства, характеризующие другого соучастника исключительно как специального субъекта (например, наличие прежней судимости).
Это правило основано на норме, содержащейся в ч. 4 ст. 34 У К РФ, в которой установлено, что «лицо, не являющееся субъектом преступления, специально указанным в соответствующей статье Особенной части настоящего Кодекса, участвовавшее в совершении преступления, предусмотренного этой статьей, несет уголовную ответственность за данное преступление в качестве его организатора, подстрекателя либо пособника», а также на положении, закрепленном в ч. 2 ст. 67 этого УК, в соответствии с которым «смягчающие и отягчающие обстоятельства, относящиеся к личности одного из соучастников, учитываются при назначении наказания только этому соучастнику».
3. При эксцессе исполнителя последний несет ответственность за фактически содеянное, а другие соучастники — за ту его часть, которая охватывалась их умыслом. Действия последних квалифицируются по статье Особенной части УК РФ, предусматривающей ответственность за преступление, на совершение которого был направлен умысел соучастников, со ссылкой на ст. 33 этого УК.
Когда исполнитель совершает преступление, полностью отличающееся от деяния, охватывавшегося умыслом соучастников, то налицо неудавшееся соучастие, представляющее собой по своей юридической природе приготовление к преступлению. В этих случаях неудавшееся соучастие квалифицируется по статье Особенной части УК РФ, предусматривающей ответственность за тяжкое или особо тяжкое преступление, на совершение которого был направлен умысел неудавшихся соучастников, со ссылкой на ст. 30 этого УК. Неудавшееся соучастие в преступлении небольшой или средней тяжести согласно ч. 2 ст. 30 УК РФ преступлением не признается и ненаказуемо.

Правила квалификации при мнимой обороне:
1. Причинение вреда при мнимой обороне не влечет уголовной ответственности, если лицо, не предвидело и не должно было или не могло предвидеть отсутствие реального общественно опасного посягательства и не превысило пределы необходимой обороны применительно к условиям соответствующего реального посягательства.
2. Причинение вреда при мнимой обороне влечет уголовную ответственность за неосторожное преступление, если лицо не предвидело, но, исходя из обстановки происшествия, должно было и могло предвидеть, что реальное общественно опасное посягательство отсутствует.
3. Причинение вреда при мнимой обороне влечет уголовную ответственность за превышение пределов необходимой обороны, если лицо совершило действия, явно не соответствующие характеру и степени общественной опасности посягательства, применительно к условиям соответствующего реального посягательства.
В основе перечисленных правил — разъяснение, данное в п. 13 постановления Пленума Верховного Суда бывшего СССР от 16 августа 1984 г. «О применении судами законодательства, обеспечивающего право на необходимую оборону от общественно опасных посягательств», в соответствии с которым «суды должны различать состояние необходимой обороны и так называемой мнимой обороны, когда отсутствует реальное общественно опасное посягательство и лицо лишь ошибочно предполагает наличие такого посягательства.
В тех случаях, когда обстановка происшествия давала основание полагать, что совершается реальное посягательство и лицо, применившее средства защиты, не сознавало и не могло сознавать ошибочность своего предположения, его действия следует рассматривать как совершенные в состоянии необходимой обороны. Если при этом лицо превысило пределы защиты, допустимой в условиях соответствующего реального посягательства, оно подлежит ответственности как за превышение пределов необходимой обороны.
Если же лицо причиняет вред, не сознавая мнимости посягательства, но по обстоятельствам дела должно было и могло это сознавать, действия такого лица подлежат квалификации.
Частные правила квалификации множественности преступлений.
Частные правила квалификации множественности преступлений подразделяются на три подгруппы правил:
1) КП при конкуренции общей и специальной норм;
2) КП при конкуренции нормы-части и нормы-целого;
3) КП при неоднократности и совокупности преступлений.

Правил квалификации преступлений при конкуренции общей и специальной норм:
1. Когда единое деяние подпадает одновременно под две нормы, одна из которых является общей, а другая — специальной, то применятся специальная норма . Это правило впервые закреплено в УК РФ, в ч. 3 ст. 17 которого указано: «Если преступление предусмотрено общей и специальной нормами, совокупность преступлений отсутствует и уголовная ответственность наступает по специальной норме». Общая — это норма, предусматривающая определенный вид неконкретизированных деяний, а специальная —разновидность, часть этого вида деяний (одно из них, конкретно ) , характеризуемую большей или меньшей степенью общественной опасности по сравнению с другими деяниями данного вида. Например, посягательство на жизнь лица, осуществляющего правосудие или предварительное расследование, предусмотренное ст. 295, являющейся специальной по отношению к общей — п. «б» ч. 2 ст. 105, под которую также подпадает содеянное, квалифицируется только по ст. 295 данного УК, поскольку в ней идет речь о специальном потерпевшем.
Это правило относится и к случаям конкуренции норм, одна из которых предусматривает ответственность специального (или узкоспециального) субъекта, а другая — общего (или специального) субъекта преступления. В таких случаях применяется, как правило, норма, устанавливающая ответственность специального (узкоспециального) субъекта . Например, при получении взятки лицом, занимающим государственную должность Российской Федерации либо являющимся главой органа местного самоуправления, применяется ч. 3, а не ч.ч. 1 или 2 ст. 290 УК РФ.
2. Одной из разновидностей вышеуказанного положения является правило, согласно которому всякий квалифицированный или привилегированный вид состава имеет «приоритет» перед основным видом» . Например, квалифицированная кража содержит признаки ч. 1 и ч. 2 ст. 158 УК РФ. Часть вторая этой статьи играет роль специальной нормы по отношению к части первой. Поэтому такая кража квалифицируется только по ч. 2 ст. 158 этого УК. Привилегированный состав — убийство матерью новорожденного ребенка — содержит признаки ч. 1 ст. 105 и ст. 106. Последняя норма — специальная по отношению к первой. Поэтому названное убийство квалифицируется только по ст. 106 данного УК.
3. Другой разновидностью правила о конкуренции общей и специальной норм является правило, которое относится к случаям конкуренции между несколькими квалифицированными видами состава. Это выражается в том, что более тяжкий квалифицирующий признак поглощает менее тяжкие.
Названное правило базируется прежде всего на толковании уголовно-правовых норм, то есть на самом законе. Например, в ч. 3 ст. 160 УК РФ прямо указывается на «деяния, предусмотренные частями первой или второй настоящей статьи, если они совершены: а) организованной группой; б) в крупном размере; в) лицом, ранее два или более раза судимым за хищение либо вымогательство».
Рассматриваемое правило нашло, в частности, подтверждение в постановлении Пленума Верховного Суда бывшего СССР от 6 октября 1970 г. «О судебной практике по делам об автотранспортных преступлениях», в соответствии с п. 8 которого преступление, повлекшее последствия, предусмотренные несколькими частями ст. 211 УК РСФСР, «надлежит квалифицировать по той части, которая предусматривает ответственность за наиболее тяжкие из наступивших последствий» .
4. Деяние, подпадающее одновременно под признаки двух статей (либо частей одной статьи), когда одной из них предусматриваются квалифицирующие (отягчающие) обстоятельства, а другой — привилегирующие (смягчающие) обстоятельства, квалифицируется только по статье, содержащей привилегирующее обстоятельство. Таким образом, приоритет в данном случае имеет норма с привилегирующим обстоятельством.
Это правило вытекает из толкования содержания п. 16 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 22 декабря 1992 г. № 15 «О судебной практике по делам об умышленных убийствах», в котором отмечается, что «не должно квалифицироваться как совершенное при отягчающих обстоятельствах убийство в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения, а также с превышением пределов необходимой обороны, при обстоятельствах, предусмотренных п. «г», «д», «ж», «з», «и», «л» ст. 102 УК РСФСР».
Правил квалификации преступлений при конкуренции нормы-части и нормы:
1. Когда деяние предусмотрено двумя или несколькими нормами, одна из которых охватывает содеянное в целом, а другие — его отдельные части, преступление квалифицируется по той норме, которая охватывает с наибольшей полнотой все его фактические признаки. Данное правило принято называть правилом квалификации преступлений при конкуренции части и целого, либо при конкуренции менее и более полной норм.
Приведенное правило основано на положении отечественного права, согласно которому виновный должен нести полную ответственность за свои противоправные действия.
Конкуренция части и целого возможна по признакам объекта, объективной и субъективной сторон либо по совокупности признаков, характеризующих эти элементы состава преступления.
При конкуренции части и целого по объекту применяется статья, которой предусматривается уголовно-правовая охрана более широкого и полного объекта преступного посягательства, например: объект массовых беспорядков более широкий и полный по сравнению с объектом хулиганства.
По объективной стороне конкурируют нормы, которыми предусмотрена ответственность за посягательство на один и тот же объект (объекты). Например, норма, содержащая состав разбоя, является более полной по сравнению с той, что предусматривает состав грабежа (такой случай может иметь место при перерастании грабежа в разбой).
Основные типы конкуренции по объективной стороне сводятся к следующим случаям:
а) действия, предусмотренные одной из норм, являются лишь частью действий, предусмотренных другой нормой;
б) преступные последствия, предусмотренные одной нормой, — часть преступных последствий, предусмотренных другой.
в) одна из норм может предусматривать противоправные действия, не повлекшие вредных последствий или создающие лишь возможность их наступления, в то время как другая охватывает и наступившие последствия.
По субъективной стороне может быть конкуренция части и целого в пределах одной формы вины. При квалификации таких случаев решающее значение имеет более широкая направленность умысла (или более полное предвидение при неосторожности), а также наличие определенной цели. Так, умышленное уничтожение чужого имущества в целях подрыва экономической безопасности и обороноспособности Российской Федерации квалифицируется как диверсия, а не как умышленное уничтожение имущества.
При конкуренции мотивов совершения преступления деяние квалифицируется по статье, предусматривающей тот мотив, в пользу которого избран волевой акт и который положен в основу решения.
При конкуренции составного преступления и выступающего в качестве его элемента простого преступления предпочтение должно отдаваться составному преступлению.
Рассматриваемое правило применяется при наличии трех условий:
1) более полная норма не должна быть менее строгой по сравнению с менее полной нормой;
2) конкуренция более полной и менее полной норм, влекущая квалификацию только по одной более полной норме, может иметь место лишь тогда, когда все элементы и признаки состава преступления, предусмотренные менее полной нормой, «укладываются» в соответствующие элементы и признаки состава, установленного более полной нормой. Если же хотя бы один (любой) элемент или признак состава, содержащегося в менее полной норме, не охватывается более полной, то содеянное представляет собой совокупность преступлений ;
3) при применении только одной более полной нормы не нарушается (не упрощается) процессуальный порядок расследования уголовного дела.
2. Преступление, способ совершения которого, указанный в законе, является самостоятельным преступлением, квалифицируется только по статье УК, наиболее полно охватывающей содеянное. Дополнительная квалификация по статье УК, предусматривающей ответственность за сам способ совершения преступления, в данном случае не требуется. Это положение двух или более тождественных оконченных деяний, то есть тех, каждое из которых содержит один и тот же состав преступления, предусмотренный одной частью либо одним пунктом статьи или одной статьей УК, имеющими свои санкции.
3. Нетождественные деяния, образующие реальную совокупность преступлений, квалифицируются по совокупности, то есть по статьям, предусматривающим ответственность за каждое из них.
4. В случае, когда промежуточной стадией (этапом) совершения более тяжкого преступления было менее тяжкое деяние, то последнее охватывается нормой, предусматривающей состав более тяжкого преступления. Например, действия, начатые как кража, но затем обнаруженные потерпевшим и, несмотря на это, продолженные виновным с целью завладения имуществом или удержания его, должны квалифицироваться как грабеж, а в случае применения насилия опасного для жизни и здоровья, либо угрозы применения такого насилия — как разбой .
5. В рамках разных составов деяние, содержащее одновременно признаки как состава оконченного, так и более тяжкого неоконченного преступлений, квалифицируется по статье УК предусматривающей ответственность за менее тяжкое оконченное преступление, и по статье УК, предусматривающей ответственность за более тяжкое неоконченное преступление, и ст. 30 УК РФ, то есть налицо совокупность преступлений.
Это правило нашло отражение в ч. 3 п. 6 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 22 апреля 1992 г. № 4 «О судебной практике по делам об изнасиловании», где указано, что «при совершении в одном случае покушения на изнасилование…, а в другом оконченного изнасилования, действия виновного по каждому из указанных преступлений должны квалифицироваться самостоятельно».
6. Деяние, представляющее собой идеальную совокупность преступлений, то есть содержащее признаки двух или более составов преступлений, не охватываемых одной статьей УК, квалифицируется по совокупности преступлений.
Приведенное правило основано на положениях, содержащихся в постановлениях Пленума Верховного Суда РСФСР и Российской Федерации. Например, в ч. 2 п. 7 постановления Пленума Верховного Суда РСФСР от 22 марта 1966 г. № 31 «О судебной практике по делам о грабеже и разбое» указано: «Поскольку лишение жизни потерпевшего не охватывается составом разбоя, умышленное убийство, совершенное при разбойном нападении, надлежит квалифицировать по совокупности преступлений по п. «а», а в случае, если оно совершено с целью скрыть преступление или облегчить его совершение, — также и по п. «е» ст. 102 и по п. «в» ч. 2 ст. 146 УК РСФСР».