Право

Объект преступления, его виды и значение для квалификации преступления.

Традиционным в теории уголовного права является определение объекта преступления как охраняемых уголовным законом общественных отношений, которым при совершении преступления причиняется вред или создается угроза причинения вреда. Факультативной составляющей объекта преступления является предмет преступления и потерпевший от преступления, которым при решении вопросов уголовной ответственности придается одинаковое значение.
Предмет преступления — это физический предмет материального мира или интеллектуальная ценность, на которые оказывается непосредственное воздействие при совершении преступления.
Под потерпевшим понимается «физическое лицо, которому преступлением причинен физический, имущественный, моральный вред, а также юридическое лицо в случае причинения преступлением вреда его имуществу и деловой репутации» (ч. 1 ст. 42 УПК РФ).
Общественные отношения существуют объективно, они не создаются законом, хотя закон, в том числе уголовный, может способствовать и способствует образованию, развитию и укреплению общественных отношений в соответствии с интересами государства.
При взятии какой-то части общественных отношений под защиту уголовного закона они объявляются объектом уголовно-правовой охраны и признаются возможным (при определенных условиях) объектом преступления.
Но далеко не все существующие в обществе на любом этапе его развития общественные отношения охраняются уголовным законом.
Если отец за какую-либо шалость наказывает сына, например, ставит его в угол – это семейные отношения, которые в этой части не охраняются уголовным законом. Но если за эту шалость отец бьет сына и, например, причиняет ему тяжкий вред здоровью, — такие семейные отношения охраняются уголовным законом.
Определение объекта вызывает сложности при квалификации преступлений, поскольку правоприменитель не воспринимает их непосредственно. О характере объекта преступления часто судят при анализе других признаков состава преступления. Так, если два военнослужащего вне места службы вступили в словесную перепалку и один оскорбил другого, назвав его негодяем, то встает вопрос об объекте – или это будет нарушение отношений военной службы (ст. 336) или же речь идет об общепринятых понятиях чести и достоинства (ст.130). Ответ будем искать, анализируя субъективную сторону: в частности, если мотивом оскорбления была служба подвергшегося оскорблению – налицо воинское преступление (ст.336 УК – оскорбление одним военнослужащим другого…в связи с исполнением обязанностей военной службы.). Если же мотивом оскорбления было недовольство тем, что оскорбляемый пытается увести невесту оскорбителя – налицо общеуголовное преступление (ст.130 УК – оскорбление, то есть унижение чести и достоинства другого лица, выраженное в неприличной форме).
При квалификации объект преступления необходимо исследовать первым, так как его отсутствие исключает разговор о преступлении. Если наиболее важным общественным отношениям не причинен вред, значит, отсутствует необходимость в возбуждении уголовного дела.
В тоже время, при возбуждении уголовного дела вопрос о том, какой объект нарушен – не всегда ясен. Здесь важно установить, что независимо от того, к какому конкретному роду или виду относятся нарушенные отношения – они при всех вариантах их принадлежности будут образовывать признак одного из составов уголовно-наказуемого деяния.
Следует иметь в виду, что преступлений, которые различались бы между собой только по признаку объекта, не так много. Это такие составы, как хищение либо вымогательство оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств (ст.226) – здесь в качестве объекта выступает общественная безопасность, и хищение либо вымогательство наркотических либо психотропных веществ (ст.229) – здесь в качестве объекта выступает здоровье населения. Сложнее разграничить преступления, если их объекты частично совпадают (пересекаются) друг с другом. Это встречается главным образом в случаях посягательства на сложные группы общественных отношений, которые тесно взаимосвязаны между собой.
В качестве примера можно сослаться на разграничение неосторожного убийства (ст. 109) и нарушения правил охраны труда, повлекшего смерть человека (ч. 2 ст. 143). Объекты этих преступлений частично совпадают, ибо если неосторожное убийство приводит к лишению жизни человека, то нарушение правил охраны труда, повлекшее смерть, вызывает то же последствие и одновременно причиняет ущерб нормальной хозяйственной деятельности предприятия. Но поскольку при нарушении правил охраны труда нарушается более широкий круг общественных отношений, следовательно квалифицировать надо по ст.243 УК.
Важное значение для правильного понимания объекта преступления и его значения для квалификации общественно опасного деяния имеет классификация объектов преступления по вертикали и горизонтали.
По вертикали объекты делятся на
1. Общий объект. В тоже время следует отметить, что фактически невозможно назвать этот общий объект как нечто целое. Другое дело, что об общем объекте можно говорить условно, имея при этом в виду, что он состоит из системы родовых объектов.
2. Родовой объект преступления — это группа однородных общественных отношений, на которые посягают преступления, предусмотренные статьями, включенными в один и тот же раздел Особенной части УК. Родовой объект является критерием деления Особенной части этого УК на разделы и одним из критериев построения системы Особенной части данного УК. Особенная часть УК делится на 6 разделов, которые находят свое выражение в их наименованиях: VII раздел именуется — «Преступления против личности», VIII — «Преступления в сфере экономики», и т.д.
Структурно родовой объект может состоять из одного видового объекта или нескольких видовых объектов. Так, такой родовой объект, как воинские отношения, состоит из аналогичного одного видового объекта. В тоже время, родовой объект в виде отношений в области государственной власти состоит из 4-х видовых объектов: отношения, образующие основы конституционного строя и безопасности (глава 29), отношения в области правосудия (глава 31) и др.
Правильное установление родового и видового объектов особо значимо при определении соответствующих разделов и глав Особенной части УК.
Здесь недопустимы ошибки, так как квалификация одинаковых по внешнему описанию действий и наступивших последствий, например, умышленное лишение жизни, будет различной в зависимости от направленности умысла виновного на причинение вреда тем общественным отношениям, которые зафиксированы в качестве основного родового и видового объектов в различных разделах и главах Уголовного кодекса: если убийство совершено на почве личной неприязни- налицо нарушение такого родового объекта, как неприкосновенность личности и видового – право на жизнь, ст. 105 «Убийство»; если убит судья за постановленный под его председательством приговор – здесь уже другой родовой объект – отношения в области государственной власти и его видовая разновидность – отношения в области правосудия. Поэтому квалификация в этом случае будет по ст. 295 «Посягательство на жизнь лица, осуществляющего правосудие или предварительное расследование».
3.Непосредственный объект. Это конкретное отношение, на которое посягает общественно-опасное деяние. Именно непосредственный объект один или в совокупности с другими признаками СП позволяет нам определить, какое совершено преступление.
Анализируя непосредственный объект — конкретное общественное отношение, важно не только выбрать ту статью Особенной части УК, которая наиболее полно и точно предусматривает признаки, имеющиеся в фактически совершенном деянии, но и учитывать классификацию объектов «по горизонтали», т.е. установление в непосредственном объекте основного, дополнительного и (или) факультативного.
Основным непосредственным объектом уголовно-правовой охраны обоснованно считается конкретное общественное отношение, на охрану которого направлена уголовно-правовая норма. Данный объект выступает показателем характера общественной опасности преступления, позволяет определить вид и направленность умысла лица, его совершающего. Основной объект при совершении преступления всегда (без исключения) нарушается или ставится в реальную опасность нарушения. Именно этому объекту принадлежит решающая роль при квалификации преступлений. В соответствии с собранными доказательствами наличия вреда или угрозы его причинения данному объекту после установления направленности умысла на такое деяние решается вопрос о конкретном составе преступления вообще и его месте в главах (разделах) Особенной части УК. Отсутствие основного объекта посягательства означает отсутствие преступления.
Понятия дополнительного и факультативного объектов были введены в обиход учеными-криминалистами России в 60-е гг. XX в., и до настоящего времени суждения о целесообразности и практической значимости их включения в теорию уголовного права неоднозначны. Необходимость классификации объектов «по горизонтали» впервые в уголовном праве России отметил Б.С. Никифоров.
Следует отметить, что существование дополнительного и факультативного объектов (как и основного) — это реальность, на которую реагирует законодатель, конструируя сложные, в частности двухобъектные (многообъектные), составы преступлений.
В отличие от совокупности преступлений простые преступления, объединенные в двухобъектном (многообъектном) составе, тесно взаимосвязаны единством места, времени, целью совершения деяния. Способом посягательства на основной объект нередко выступает причинение вреда дополнительному либо факультативному объекту, что в итоге повышает общественную опасность деяния. Именно этим обстоятельством и объясняется конструирование составов преступления с усложненным объектом. Понятия двух- и многообъектных составов преступления необходимо разграничивать, так как это не просто количественный признак дополнительного объекта. В них заключается сам принцип деления на дополнительный и факультативный объекты с различными правовыми последствиями. О дополнительном объекте можно, бесспорно, говорить только по двухобъектным преступлениям.
Дополнительный объект — это разнородные либо однородные с основным объектом общественные отношения, которые сами по себе охраняются нормами уголовного закона, однако по двухобъектным составам они защищаются «попутно», поскольку этим отношениям неизбежно причиняется вред (ущерб) при посягательстве на основной объект. Неизбежность угрозы либо реального причинения вреда объясняется тем, что посягательство на основной объект осуществляется именно таким способом — причинением вреда другим общественным отношениям (дополнительному объекту). О наличии или отсутствии в уголовно-правовой норме дополнительного объекта можно судить по конструкции простого состава в статьях УК без учета квалифицирующих признаков. Так, в ч. 1 ст. 162 УК сказано, что разбой есть «нападение в целях хищения чужого имущества, совершенное с применением насилия, опасного для жизни или здоровья, либо с угрозой применения такого насилия…». Основным объектом в статье является чужая собственность (предметом — чужое имущество). Дополнительным — жизнь или здоровье тех лиц, которым неизбежно причиняется вред при осуществлении посягательства на собственность.
Без причинения вреда (угрозы такового) дополнительному объекту состав разбоя немыслим. Исключение дополнительного объекта из диспозиции ч. 1 ст. 162 УК означало бы разрушение самого состава преступления, именуемого разбоем. Это наиболее важный признак двухобъектных преступлений, который позволяет отграничить их от многообъектных составов и разграничить дополнительный и факультативный объекты. Составов с двумя объектами (основным и дополнительным) в уголовном законе сравнительно немного. Кроме называвшейся ч. 1 ст. 162 УК к этой категории составов можно отнести и несколько других статей: ст. 295 УК, где посягательство на жизнь лица, осуществляющего правосудие или предварительное расследование, является способом причинения вреда основному объекту — интересам правосудия. Общественные отношения в сфере охраны жизни названных лиц лежат в плоскости иного родового объекта — личности, но в данной статье УК они защищаются «попутно» с основным, ибо в ситуации, названной в ст. 295 УК, им всегда причиняется вред; в ст. 277 основным объектом охраны выступает конституционный строй РФ, а дополнительным — жизнь государственного или общественного деятеля; в ст. 317 основной объект — порядок управления, а дополнительный — жизнь сотрудника правоохранительного органа, военнослужащего, а равно их близких. Двухобъектными преступлениями являются изнасилование (ч. 1 ст. 131 УК), где основным объектом выступает половая свобода (неприкосновенность) лиц женского пола, а дополнительным — здоровье, телесная неприкосновенность; насильственные действия сексуального характера (ч. 1 ст. 132 УК) и некоторые другие составы преступлений, предусмотренных Особенной частью УК.
Общим для всех двухобъектных составов преступлений является то, что все они изначально сконструированы законодателем путем объединения двух простых уголовно-правовых деяний в один состав преступления с большей общественной опасностью. Оба объекта в таких составах (основной и дополнительной) одинаково неизбежно подвергаются опасности причинения вреда и потому одинаково охраняются частью первой конкретной статьи УК, где они и называются.
Практическая значимость установления дополнительного объекта состоит в том, что его наличие обязывает правоприменителя при квалификации преступления, квалифицировать действия виновного по той статье, где этот дополнительный объект есть.
Несколько по-иному следует рассматривать так называемые многообъектные составы преступлений, которые конструируются законодателем в тех случаях, когда способом совершения преступления является альтернативное воздействие на несколько объектов, которым наряду с основным причиняется (может быть причинен) вред. Здесь также есть основной объект и дополнительный объекты. Но дополнительный объект не один, а их несколько. Однако это не значит, что состав преступления будет тогда, когда причинен вред основному объекту и всем дополнительным объектам – достаточно, чтобы вред был причинен хотя бы одному из дополнительных объектов. Естественно, могут быть деяния, которым вред причиняется как основному составу, так и всем дополнительным объектам. Такой, например, сконструирована ст. 281 УК «Диверсия», где посягательство на основной объект — экономическую безопасность и обороноспособность Российской Федерации — осуществляется путем воздействия на имущество, безопасность движения транспорта, жизнь, нормальную работу средств связи и т.д. Вменяя в вину указанные составы, необходимо установить основной и хотя бы один из дополнительных объектов, названных альтернативно. Отсутствие дополнительного объекта (вред имуществу, здоровью либо порядку управления и т.п.) в ст. 212 УК разрушает сам состав преступления.
Вместе с тем нельзя не учитывать, что причинение вреда объектам, названным, например, в ст. 212, 281 УК и др., осуществляется избирательно (альтернативно), не всем сразу и не в обязательном порядке. В одном случае (ст. 212 УК) нарушение общественного порядка толпой может сопровождаться битьем витрин, нарушением движения городского транспорта, в другом — отказом выполнять законные распоряжения представителей власти, погромами, насилием над гражданами, применением оружия и т.д. Такое альтернативное внешнее проявление преступных намерений лиц, участвующих в массовых беспорядках либо диверсионных актах, означает, что любой из объектов, названных в диспозициях статей, может подвергаться опасности причинения вреда, но фактически это происходит не всегда. Подобные объекты следует относить к факультативным, т.е. к таким общественным отношениям, которым в процессе совершения конкретного преступления может быть причинен ущерб (вред), но этот вред не является обязательным единственным признаком данного состава преступления. Отсутствие факультативного объекта не ликвидирует состав преступления, как это наблюдается при исключении дополнительного объекта (например, в ч. 1 ст. 162 УК). Появление факультативного объекта способно повысить общественную опасность деяния и повлечь ужесточение наказания в рамках санкции ч. 1 конкретной статьи УК. В других случаях названный объект может превратить простой основной состав в квалифицированный. Так, в ч. 1 ст. 161 УК основным объектом грабежа выступает чужая собственность. Открытое завладение чужим имуществом причиняет реальный ущерб собственнику и влечет наказание, установленное санкцией данной части статьи. Это простой состав. Если же открытое изъятие имущества совершается с насилием, не опасным для жизни или здоровья, либо с угрозой применения насилия, образуется факультативный объект — здоровье собственника имущества или других лиц. Данный объект не обязателен для ч. 1 ст. 161, он возникает в отдельных случаях посягательства на собственность, и его появление не меняет квалификацию. Однако его наличие повышает общественную опасность действий грабителя и превращает простой состав в квалифицированный, влекущий более строгое наказание по сравнению с ч. 1 данной статьи.
В отдельных случаях эти объекты могут одновременно выступать в качестве дополнительных и факультативных. Так, согласно упоминавшейся ст. 212 УК «Массовые беспорядки» ущерб чужому имуществу может быть отнесен как к дополнительному, так и к факультативному объекту. В пользу первого говорит то, что посягательство на чужую собственность, например при отсутствии основного объекта — общественной безопасности (порядка), не образует признаков состава, содержащихся в ст. 212 УК. То есть состав, именуемый массовыми беспорядками, будет разрушен при отсутствии названного дополнительного объекта. Только сочетание двух объектов (общественной безопасности и, например, чужой собственности) позволяет квалифицировать деяние виновного по ст. 212. В пользу факультативного объекта говорит то, что объекты, выступающие способом причинения вреда при массовых беспорядках основному объекту, возникают альтернативно. Они подлежат защите лишь в тех случаях, когда посягательство на них осуществляется фактически. К таким составам кроме названных можно отнести ст. 163, 296 и др.
Таким образом, многообъектные преступления подпадают одновременно под понятие составов с дополнительным и факультативным объектом. Такой подход позволяет, с одной стороны, правильно квалифицировать многообъектные преступления, учесть дополнительные объекты, выступающие способом причинения вреда основному в качестве обязательных признаков, а с другой — защищать лишь те из названных в статье УК объектов, которые фактически подверглись опасности причинения вреда, т.е. выступили в роли факультативного объекта. Правовое значение многообъектного состава преступления состоит в том, что он влияет, с одной стороны, на квалификацию преступления, а с другой — на назначение наказания, которое при появлении факультативного объекта может быть повышено, но не должно выходить за рамки санкции основного состава (ч. 1 соответствующей статьи) конкретного преступления.
В соответствии с принятым в теории уголовного права суждением факультативным объектом уголовно-правовой охраны признается такое общественное отношение, которому в процессе совершения конкретного преступления может быть причинен ущерб (вред), но этот вред (как при дополнительном объекте) не является обязательным признаком данного состава преступления. Отсутствие его не ликвидирует состав преступления. Появление факультативного объекта способно повысить общественную опасность совершенного деяния и повлечь ужесточение наказания в рамках части 1 соответствующей статьи УК либо превратить простой основной состав в квалифицированный. Думается, что все объекты, перечисленные в квалифицированных составах статей Особенной части УК, относятся именно к факультативным в том смысле, что и при их отсутствии налицо будет иметь место основной состав преступления, а не к дополнительным объектам. При этом основные составы могут быть простыми (с одним объектом), двух- и многообъектными. Объекты, указанные в квалифицированных частях статей УК, следует относить к факультативным, т.е. взятым под охрану нормами УК, но подлежащим защите лишь в тех случаях, когда им реально причиняется ущерб (вред). Так, в ч. 1 ст. 126 УК «Похищение человека» основным объектом является личная свобода похищенного; в п. «в» ч. 2 этой статьи факультативным объектом выступают жизнь либо здоровье потерпевшего; в п. «д» (похищение заведомо несовершеннолетнего) факультативный объект — право потерпевшего на проживание и воспитание в своей семье.
Практическая значимость факультативного объекта для правоприменителя состоит прежде всего в верном определении степени общественной опасности совершенного деяния. Более опасным будет преступление, которое помимо реального причинения вреда непосредственному основному объекту угрожает причинением еще большего вреда (ущерба) другим объектам, попадающим в поле умышленной противоправной деятельности преступника. Это, в свою очередь, позволяет правильно квалифицировать деяние (п. «в» ч. 3, а не ч. 1 ст. 162 УК). Такой переход от простого состава к квалифицированному при наличии факультативного объекта обычно происходит в рамках одной и той же статьи Кодекса. Если факультативный объект более значим, чем основной непосредственный объект, то посягательство на него следует квалифицировать отдельно. Так, предусмотренный п. «в» ч. 3 ст. 162 УК факультативный объект (здоровье потерпевшего) охватывается названной статьей и не влечет выхода за ее пределы при квалификации и назначении наказания. Но в тех случаях, когда факультативному объекту реально причиняется более тяжкий вред, чем основному, квалификация меняется. Если в результате фактического причинения тяжкого вреда здоровью при разбойном нападении наступила смерть, действия виновного надо квалифицировать по совокупности статей: п. «в» ч. 3 ст. 162 и ч. 4 ст. 111 УК.
Таким образом, правильное определение объекта уголовно-правовой охраны имеет решающее значение для квалификации совершенного преступления, ибо большинство разнородных составов преступлений отличается друг от друга именно по этому элементу.
К группе признаков, характеризующих непосредственный объект уголовно-правовой охраны, относятся и предмет преступления и потерпевший от преступления.
Под предметом в большинстве научных работ понимается элемент нормального правомерного общественного отношения, воздействуя на который лицо нарушает (пытается нарушить) охраняемое законом общественное отношение.
Предмет правоотношения — это то, в связи с чем возникло какое-то позитивное отношение, регулируемое нормами права. Допустим, отношения собственности возникают по поводу владения, пользования, распоряжения предметами, имуществом, ценными бумагами, т.е. вещами материального мира.
Предмет преступления — это то, на что воздействует лицо, причиняя вред (ущерб) объекту, т.е. тем позитивным общественным отношениям, которые охраняются с помощью норм уголовного закона. Иногда преступление может осуществляться путем воздействия на те ценности, вещи объективного мира, которые послужили поводом для возникновения правоотношений. Здесь предмет существующего правоотношения и предмет преступления могут совпадать. Воздействуя на вещи объективного мира (деньги, ценности), похищая их, уничтожая, видоизменяя, преступник причиняет вред объекту — отношениям собственности
В правоприменительной деятельности по большому счету нет необходимости отыскивать предмет преступления абсолютно по каждой статье УК. Верно определив объект посягательства и остальные элементы состава преступления, судья может дать правильную квалификацию действий субъекта. Так, по общему правилу для квалификации хищения как кражи, грабежа и т. д. не имеет значения, что именно похитили – деньги, ювелирные изделия, лес, удобрения и т.д. Во всех случаях мы будем применять ст.158 УК. Но если речь идет о хищении вещи, представляющей особую ценность, то содеянное будет квалифицироваться не по ст. 158, а по ст. 164 УК.
По-иному решается вопрос, когда предмет посягательства в статьях Особенной части УК вводится в качестве обязательного признака. Более того, он наделяется законодателем какими-то специфическими признаками, благодаря которым становится предметом конкретного преступления. Отсутствие такого предмета либо неправильное определение его свойств (качеств) способно разрушить сам состав преступления. Чаще это относится к предметам — вещам материального мира. Так, для ст. 228, 229, 232 УК предметом преступления, по поводу которого возникают и путем воздействия на него видоизменяются отношения, являются наркотические средства или психотропные вещества. Исчезновение этого предмета, например при мошенническом сбыте под видом наркотического средства какого-либо пищевого продукта, внешне похожего на наркотик, влечет для сбытчика изменение квалификации со ст. 228 на ст. 159 УК. Разумеется, в этом случае меняется и объект посягательства (не здоровье населения, как это значится в ст. 228, а право собственности покупателя, которое нарушается с помощью обмана в предмете продажи).
Правильность квалификации — первое и, пожалуй, главное правило для установления предмета преступления. Однако оно не единственное. Наличие предмета преступления, его видоизменения, перемещения могут свидетельствовать о факте состоявшегося посягательства на объект уголовно-правовой охраны. В некоторых случаях предмет преступления позволяет разграничить смежные составы, что также влияет на квалификацию преступления. Так, похищение, уничтожение или повреждение документов влечет ответственность по ч. 1 ст. 325 УК. Похищение у граждан паспорта или другого личного документа предусмотрено ч. 2 ст. 325, а похищение таких предметов, как марки акцизного сбора, специальные марки или знаки соответствия, защищенные от подделок, — ч. 3 ст. 325 УК. Таким образом, объект и предмет преступления играют важную роль в правовой оценке деяний при квалификации преступлений.
При воздействии на субъекта общественного отношения правовое значение приобретает потерпевший от преступления. Но один лишь вид воздействия на субъекта (потерпевшего) общественного отношения, как правило, не позволяет сделать однозначный вывод о квалификации: выстрелил и убил человека. Содеянное можно, теоретически, квалифицировать по ст. 105 (убийства), 277 (посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля), 295 (посягательство на жизнь лица, осуществляющего правосудие) и др.
На квалификацию преступлений влияют также и особенности потерпевшего. К ним относятся:
— Свойства потерпевшего, его отношения с другими лицами, поведение до и во время посягательства во многих составах являются признаками, определяющими квалификацию содеянного. Так, мужской пол потерпевшего от сексуальных действий исключает квалификацию как изнасилование. Для квалификации по ст.150 УК (вовлечение несовершеннолетнего в преступную деятельность) необходимо, чтобы субъект преступления достиг 18 лет.
— Физическое и психическое состояние потерпевшего от преступления также может влиять на квалификацию: так, беспомощное состояние потерпевшей является альтернативным конструктивным признаком изнасилования (ст.131, ч.1), квалифицирующим признаком убийства (ст.105, ч.2, п. «в»).
— В ряде составов преступлений необходимо учитывать характер взаимоотношений между потерпевшим и лицом, совершившим в отношении него насильственные преступные действия: по ст.133 (понуждение к действиям сексуального характера) можно квалифицировать, если потерпевший находится в материальной или иной зависимости, по ст. 334 (насильственные действия в отношении начальника) можно квалифицировать лишь тогда, когда потерпевший является начальником по отношению к военнослужащему, учинившему над ним насильственные действия.
-Необходимо также учитывать, потерпевший давал или не давал согласия на определенные действия: изнасилование (ст.131) – предполагает отсутствие согласия. Однако в тех случаях, когда потерпевший не осознает характера своих действий, его согласие не является действительным, и в тоже время оно влияет на квалификацию: согласие малолетней на половое сношение не исключает ответственности по ст. 134 (половое сношение с лицом, не достигшим 16 лет). Или добровольная передача имущества под влиянием обмана не исключает ответственности за мошенничество.
Таким образом, подводя итог по этому вопросу, можно сформулировать следующие правила квалификации преступления по объекту:
1.Если нарушен один объект и только этот объект предусмотрен составом преступления, то содеянное квалифицируется по статье УК, в диспозиции которой описаны признаки объекта преступления.
2.Если СП предусматривает наличие двух объектов, то только при установлении факта причинения этим объектам вреда можно говорить об этом СП.
3.Если уголовно-правовой нормой предусмотрены основной и факультативный объекты, то при отсутствии последнего в содеянном деянии может иметь место основной состав преступления.
4. Если в статье альтернативно указаны несколько дополнительных объектов, для квалификации преступления по этой статье достаточно причинения вреда хотя бы одному из них. Так, для вменения состава, предусмотренного ст. 296 УК РФ («Угроза или насильственные действия в связи с осуществлением правосудия или производством предварительного расследования»), основным объектом которого являются интересы правосудия, достаточно наличия угрозы причинения вреда любому из альтернативно указанных дополнительных объектов: жизни, здоровью, отношению собственности.
5.Если при совершении преступления степень тяжести вреда, причиняемого дополнительному объекту, меньше или равна степени тяжести вреда, причиняемого основному объекту, квалификация производится по статье, предусматривающей посягательство на основной объект, квалификации по совокупности преступлений не требуется. Так, в случае причинения при изнасиловании легкого и средней тяжести вреда здоровью содеянное полностью охватывается ч. 1 ст. 131 УК и квалификация по статьям о преступлениях против личности не требуется (п. 15 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 15 июня 2004 г. № 11 «О практике применения судами ст. 131 и 132 УК РФ»). Определение того, какой вред является более тяжким, производится путем сопоставления санкций ч. 1 ст. 131, ч. 1 ст. 112 и ч. 1 ст. 115 УК. Основным объектом при совершении этого преступления является половая свобода женщины, дополнительным — ее здоровье. Максимум санкции ч. 1 ст. 131 — 6 лет лишения свободы, ч. 1 ст. 112 — 3 года лишения свободы, а по ч. 1 ст. 115 УК — 4 месяца ареста. Значит, при совершении изнасилования, вред дополнительному объекту – здоровью, является меньшим, чем вред основному объекту — половой свободе. Следовательно, при совершении изнасилования с причинением легкого или средней тяжести вреда здоровью потерпевшей, содеянное подлежит квалификации по ч. 1 ст. 131 УК. Дополнительная квалификация по ст. 112 или 115 УК не требуется.
6.По общему правилу, если при совершении преступления степень тяжести вреда, причиняемого дополнительному объекту, больше степени тяжести вреда, причиняемого основному объекту, в этом случае требуется квалификация по совокупности преступлений. Так, если для незаконного проникновения в жилище, совершенного против воли проживающего в нем лица, применяется насилие, состоящее в причинении тяжкого вреда здоровью, необходима квалификация по ч. 2 ст. 139 УК (лишение свободы до 2 лет) и по совокупности с ч. 1 ст. 111 УК (лишение свободы от 2 до 8 лет)
Законодательно установлено лишь одно исключение из этого правила (ч. 1 ст. 17 УК в ред. от 21 июля 2004 г.). Совокупность преступлений не образуется, когда совершение двух или более преступлений предусмотрено статьями Особенной части Кодекса в качестве обстоятельства, влекущего более строгое наказание. Например, если в процессе разбойного нападения виновный для завладения имуществом причиняет смерть попевшему, то, руководствуясь общим правилом, необходима квалификация по совокупности ст. 162 и 105 УК. Однако, поскольку в п. «з» ч. 2 ст. 105 УК в качестве обстоятельства, влекущего более строгое наказание, указана «сопряженность с разбоем», квалификация по совокупности преступлений не требуется. В этой связи, представляется, следует считать утратившим силу положение, содержащееся в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2002 г. — 29 «о судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое»», которое рекомендовало квалифицировать подобные ситуации по совокупности преступлений.