Право

Понятие и признаки субъекта преступления.

Понятие субъекта преступления в процессе КП предполагает выяснение таких его признаков, которые имеют значение для решения вопроса о привлечении лица к уголовной ответственности. Эти признаки связаны с уяснением содержа­ния уголовно-правовых норм.
С уголовно-правовой точки зрения субъект преступления – это физическое лицо, совершившее преступление и обладающее указанны­ми в уголовном законе признаками.
Проблема уголовной ответственности юридических лиц доста­точно широко обсуждается в специальной литературе. Однако действующий уголовный закон в качестве субъекта преступления рассматривает только физическое лицо.

Лицо считается совершившим преступление, если оно:
Во-первых, лич­но, собственными силами (в том числе с использованием сил природы, домашних и диких животных, технических механиз­мов и т. п.) осуществило общественно опасные действия (без­действие), образующие состав определенного вида преступле­ния. Например, хозяин бойцовской собаки, зная ее особенности и опасность для человека, натравливает такую собаку на своего недруга. Собака набрасывается и загрызает до смерти человека. Действия владельца собаки следует квалифицировать как умышленное убийство;
Во-вторых, если оно для достижения преступного результата использовало в качестве орудия преступления поведение невменяемых лиц, малолетних, а также граждан, не осознававших действительное значение совершаемых ими действий. Взрослый человек 10-ти летнего мальчика через форточку проникнуть в квартиру и похитить деньги. В данном случае исполнителем преступления считается тот, кто уговорил мальчика, а не последний, поскольку он не достиг уголовно-наказуемого возраста.

Обязательные признаки субъ­екта преступления — физическое лицо достигло возраста, установ­ленного уголовным законом, и является вменяемым. Эти признаки установлены в ст. 19 УК.
Что касается специального субъекта, то о его признаке ничего не говорится в Общей части УК. И с этой точки зрения этот признак носит факультативный характер, то есть помимо возраста и вменяемости специальный субъект обладает дополнительным признаком. Признаки различных специальных субъектов сформированы теорией уголовного права на ос­нове анализа Общей и Особенной частей УК. При этом надо иметь в виду, что для признания лица субъектом преступления равное значение имеют как те признаки, которые мы называем обязательными, так и тот признак, который мы называем факультативным.
На квалификацию преступления могут оказать влияние только два из названных признаков — возраст и признак специального субъ­екта.
Невменяемость исключает уголовную правосубъектность лица и, таким образом, исключает квалифика­цию совершенного общественно опасного деяния в качестве пре­ступления.
О возрасте. Согласно ст. 20 УК: Общий возраст уголовной ответственности составляет 16 лет, абсолютно минимальный — 14 лет. Он установлен за исчерпывающий перечень преступлений, общественная опасность которых доступна пониманию несовершен­нолетнего уже в возрасте 14 лет.
Наступление уголовной ответственности за ряд преступлений воз­можно в более позднем, чем 16 лет, возрасте. Например, ст. 150 УК — Вовлечение несовершеннолетнего в совершение преступления путем обещаний, обмана, угроз или иным способом, совершенное лицом, достигшим восемнадцатилетнего возраста, ст. 305 УК — Вынесение судьей (судьями) заведомо неправосудных приговора, решения или иного судебного акта. Минимальный возраст для назначения на должность мирового судьи, судьи районного суда или судьи областного арбитражного суда – 25 лет. Установление иного возраста объясняется особенностями совершенных лицом преступлений и относится к признакам специального субъекта преступления.
Недостижение лицом, совершившим общественно опасное деяние, абсолютно минимального возраста, с которого по российскому уголов­ному законодательству возможна уголовная ответственность, — 14 лет — полностью исключает уголовную правосубъектность лица. Подобное деяние не может быть квалифицировано в качестве преступления, поскольку один из элементов состава преступления — субъект преступ­ления — не обладает всеми необходимыми для наступления уголовной ответственности признаками. То есть мы сталкиваемся с такой ситуацией – физическое лицо, совершившее, например, убийство в 10-ти летнем возрасте есть, но оно не является субъектом состава преступления.
В соответствии со ст. 421 УПК РФ по каждому уголовному делу о преступлении, совершенном несовершеннолетним, должен быть установлен точный возраст обвиняемого: число, месяц и год рождения. При этом, согласно п. 7 постановления Пленума Верхов­ного Суда РФ от 14 февраля 2000 г. № 7 «О судебной практике по делам о преступлениях несовершеннолетних», лицо считается до­стигшим возраста, с которого наступает уголовная ответственность, не в день рождения, а по истечении суток, на которые приходится этот день, т.е. с ноля часов следующих суток. Если возраст подсуди­мого неизвестен, он устанавливается судебно-медицинской экспер­тизой. При этом днем рождения лица считается последний день того года, который назван экспертами, а при определении возраста мини­мальным и максимальным числом лет следует исходить из предлага­емого экспертами минимального возраста такого лица. Соответст­венно лицо считается достигшим указанного возраста с ноля часов 1 января следующего за предполагаемым года.

Вопрос о влиянии возраста на квалификацию преступления мо­жет возникнуть в случае совершения лицом в возрасте от 14 до 16 лет общественно опасного деяния, уголовная ответственность за которое наступает с 16 лет. При этом возможны два варианта квалификации. Так, совершенное лицом общественно опасное деяние, уголовная от­ветственность за совершение которого установлена с 16 лет, может фактически содержать состав другого преступления, уголовная от­ветственность за которое в соответствии с ч. 2 ст. 20 УК установлена с 14 лет. Например, посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля (ст. 277 УК), уголовная ответственность за со­вершение которого наступает с 16 лет, фактически содержит состав убийства (п. «б» ч. 2 ст. 105 УК), уголовная ответственность за совер­шение которого наступаете 14-летнего возраста. При посягательстве на жизнь государственного или общественного деятеля, например, из мести за такую деятельность, лицом в возрасте от 14 до 16 лет, его действия могут быть квалифицированы как убийство лица в связи с осуществлением данным лицом служебной деятельности или выпол­нением общественного долга. Лицо, совершившее хищение предме­тов, имеющих особую ценность (ст. 164 УК, уголовная ответственность с 16 лет), в возрасте от 14 до 16 лет, может понести уголовную ответственность, если совершило деяние путем кражи (ст. 158 УК), грабежа (ст. 161 УК) или разбоя (ст. 162 УК), так как за них установлена ответственность с 14 лет. Если же совершил завладение и изъятие указанных предметов в форме мошенничества, то квалификация его действий по ст. 164 исключается, так как ответственность за это преступление установлена с 16 лет.
Подобная же квалификация возможна для состава массовых беспорядков (ст. 212 УК), бандитизма (ст. 209 УК), организа­ции преступного сообщества (преступной организации) (ст. 210 УК) и других подобных преступлений, за совершение которых установлена ответственность с 16 лет. Изложенная позиция по поводу квалификации преступлений нашла отражение в постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 17 января 1997 г. № 1 «О практике применения судами законодательства об ответственности за банди­тизм», в п. 14 которого содержит положение о том, что «лица в возрас­те от 14 до 16 лет, совершившие различные преступления в составе банды, подлежат ответственности лишь за те конкретные преступле­ния, ответственность за которые предусмотрена с 14-летнего возрас­та (ст. 20 УК РФ)».
В том же случае, если совершенное лицом в возрасте от 14 до 16 лет общественно опасное деяние не содержит состава иного пре­ступления, ответственность за которое возможна с более раннего возраста, такое деяние, как не содержащее всех признаков состава преступления, не подлежит уголовно-правовой квалификации.

Как мы отметили, субъектом преступления считается не только лицо, собственными силами осуществившее общественно опасные действия (бездействие), но и использовавшее для достижения
преступного результата в качестве орудия преступления поведение
невменяемых или лиц, не достигших возраста уголовной ответствен­
ности, а также граждан, не осознававших действительное значение совершаемых ими действий.
Правила квалификации в подобных случаях зависят от того,
осознавало ли лицо, обладающее признаками субъекта преступления,
что использует для совершения общественно опасного деяния
лицо невменяемое или не достигшее возраста уголовной ответственности за это преступление, или нет.
Так, если под воздействием лица, обладающего признаками субъекта преступления, деяние совершил невменяемый или лицо, не достигшее возраста уголовной ответственности за это преступление, то лицо, обладающее признаками субъекта преступления, хотя фактически и не совершавшее общественно опасных действий, признается посредственным исполнителем преступления (ч. 2 ст. 33 УК). В данном случае лицо, не достигшее возраста уголовной от­ветственности или невменяемое, было использовано лицом, обладающим всеми признаками субъекта преступления, в качестве орудия совершения преступления. Это правило распространяется на случаи, когда субъект преступления знал о том, что имеет дело с невменяемым или лицом, не достигшим возраста уголовно-наказуемого возраста.
Если же лицо использовало для совершения преступления несо­вершеннолетнего, не достигшего возраста уголовной ответственнос­ти, или невменяемого и не осознавало этого обстоятельства, — здесь налицо направленность умысла виновного на совершение преступления в соучастии. В соответствии с п. 9 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 14 февраля 2000 г. № 7 «О судебной практике по делам о преступле­ниях несовершеннолетних» совершение преступления с использо­ванием лица, не подлежащего уголовной ответственности в силу возраста или невменяемости, не создает соучастия. Таким образом, умысел виновного на совершение преступления в соучастии не реали­зован, поэтому при квалификации необходима ссылка на ч. 3 ст. 30 УК как покушение на преступление. Также в этих случаях при квалификации долж­на быть отражена выполнявшаяся им фактическая функция, т.е. его действия в качестве организатора, подстрекателя или пособника. По­этому, например, действия лица, подстрекавшего невменяемого со­вершить убийство, следует, по-нашему мнению, квалифицировать как покушение на под­стрекательство к убийству (ч. 3 ст. 30, ч. 4 ст. 33, ч. 1 ст. 105 УК).
Использование граждан, не осознававших значение своих действий предполагает такие ситуации, когда лицо, намеревающееся совершить преступление, привлекает для выполнения объективной стороны преступления другое достигшее уголовно-наказуемого возраста и вменяемое лицо. При этом данное лицо не только не осведомлено о преступном замысле того, которое использует его в своих преступных целях, но и не предполагало об этом и не могло предположить, исходя из обыденности и не вызывающих сомнений в безопасности тех действий, которые оно совершает по просьбе злоумышленника. Например, с целью убийства больного родственника лицо подсыпает яд в чай и просит другого родственника дать этот стакан чая с ядом больному, а сам уходит. Не предполагая, что в чай добавлен яд оставшийся родственник дает чай больному, который спустя несколько часов умирает от этого яда.