Право

Соотношение состава преступления и уголовно-правовой нормы.

Понятие «СП» как по объему, так и по содержанию является более «узким» по сравнению с понятием «уголовно-правовая норма».
Почему?
Во-1х, в СП не входит гипотеза нормы. Под нею следует понимать те положения норм Общей части УК, которые предусматривают условия наступления уголовной ответственности, в том числе: территория РФ, на которой должно быть совершено преступление, отсутствие при этом в действиях лица, совершившего деяние, признаков необходимой обороны, крайней необходимости, состояния невменяемости и др. А все это не входит ни в один из элементов СП.
Во-2х, в СП не входит санкция УПН, СП находится за пределами санкции.
Следовательно, СП может быть описан только в диспозиции УПН, то есть в ней мы должны найти признаки объекта, объективной стороны, субъекта и субъективной стороны
Отсюда вопрос о соотношении СП и диспозиции УПН: в последней описаны как признаки СП, так и она является правовым запретом для их совершения: ст. 14 УК говорит, что преступлением признается виновно совершенное общественно опасное деяние, запрещенное кодексом под угрозой наказания. Поскольку СП есть сердцевина понятия преступления, а свое выражение он находит в диспозиции УПН, следовательно запрет на совершение преступления выходит за рамки СП.
Необходимо также рассмотреть соотношение: диспозиция нормы и диспозиция статьи Особенной части УК. Например, диспозиция ч. 1 ст. 158 УК гласит: «Кража, то есть тайное хищение чужого имущества». В данном случае речь идет именно о диспозиции статьи закона.
В этой связи встает вопрос: диспозиция УПН полностью описана в диспозиции статьи Особенной части УК? На это следует дать отрицательный ответ. Если мы обратимся к статьям Особенной части, то в них, как правило, нет указаний на объект преступного посягательства, в большинстве статей УК не говорится и о субъекте преступления, и о субъективной стороне. Как правило, в диспозиции статьи описываются признаки лишь объективной стороны преступления, да и то не в полном объеме.
В самом деле, например, приведенный выше текст диспозиции ч. 1 ст. 158 УК (кража) не раскрывает всего содержания этого состава преступления. Он непосредственно говорит лишь о двух группах признаков: объективной стороне (тайное хищение) и объекте, его составной части — предмете посягательства (чужое имущество).
Для полного представления о составе кражи обязательно следует выяснить содержание и других признаков состава: субъекта и субъективной стороны. Для этого необходимо обратиться к статьям Общей части УК, в частности к ст. 19 и 20 УК РФ. Из них видно, что субъектом кражи может быть любое вменяемое лицо, достигшее 14-летнего возраста.
Приведенный пример достаточно наглядно свидетельствует о том, что диспозиция УПН и состав преступления — гораздо более широкие понятия, чем диспозиция статьи Особенной части, в которой лишь указаны обычно только признаки, специфичные для тех или иных составов. Признаки составов, общие для всех преступлений, вынесены законодателем в Общую часть УК, в чем и состоит одно из ее назначений.
Так, субъекты всех преступлений характеризуются двумя признаками – это их возраст, и их вменяемость. Поэтому признаки субъектов помещены в статьях Общей части УК, в частности, ст. 19 УК указывает на то, что – « уголовной ответственности подлежит только вменяемое физическое лицо, достигшее возраста, установленного настоящим Кодексом», а ст. 20 определяется возраст.
Если же речь идет о специальном субъекте, то он упоминается в статье Особенной части: обратимся к тексту ст. 302 – «Принуждение подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего, свидетеля к даче показаний либо эксперта к даче заключения путем применения угроз, шантажа или иных незаконных действий со стороны следователя, или лица, производящего дознание». Как видим, здесь указаны признаки субъекта – им может быть или следователь, или дознаватель.
Что касается такого элемента, как субъективная сторона СП, то здесь законодатель поступает несколько по-иному.
В общей части (ст.24, 25, 26 и 27 УК) раскрываются понятия прямого и косвенного умысла, неосторожной формы вины и ее двух разновидностей – легкомыслия и небрежности, а также дается определение ответственности за преступление, совершенное с двумя формами вины. Судебно-следственная практика доказала, что преступления могут быть совершены или умышленно, или по неосторожности, или же с двойной формой вины. Поэтому нет надобности при конструировании диспозиций статей Особенной части всегда указывать на форму вины. Форма вины вытекает из характера указанной в диспозиции объективной стороны. Поэтому при КП следователь и судья оценивают объективную сторону и приходят к выводу, что она указывает на умышленную или неосторожную форму вины. При этом на практике имеет место множество случаев, когда виновный утверждает, что он совершил преступление по неосторожности, а обстоятельства говорят о другом – об умышленном характере действий. Или виновный вообще отказывается давать показания и следователю, а затем и суду надо делать вывод о форме вины.
Вывод о форме вины делается на основе оценки всех доказательств по делу, которые могут относиться как к объективной стороне, так и к субъективной стороне. Так, если подсудимый отказывается давать показания, а свидетели утверждают, что он со словами «я тебя убью» нанес человеку удар тяжелым металлическим предметом, то исходя из характера орудия и заявлений подсудимого, суд сделает обоснованный вывод о том, что убийство совершено умышленно.
В тоже время, в Особенной части мы встретим много статей, в которых говорится об умышленном характере преступления, или о неосторожном: ст. 105 –«убийство, то есть умышленное причинение смерти другому человеку», ст. 109 – «причинение смерти по неосторожности», ст. 111 – «умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее по неосторожности смерть человека». Сравните эти статьи со ст. 106 – «Убийство матерью новорожденного ребенка во время или сразу после родов…» — здесь ничего не говорится о форме вины. Почему законодатель так делает – с одной целью, — дифференцировать ответственность в зависимости от формы вины. То есть законодатель предписывает, какое наказание должно быть за одни и те же последствия при разных формах вины.
Восполнение диспозиции нормы происходит не только путем использования статей Общей части, но и посредством анализа системы норм уголовного законодательства в целом.
Таким образом, в статьях особенной части УК предусматриваются признаки конкретных СП, индивидуализирующие эти составы и отличающие данный конкретный СП от других составов, а в статьях Общей части – признаки, присущие всем или ряду конкретных СП.