Предметы

Признание гражданина дееспособным

Поскольку признание лица недееспособным не является бессроч­ным, так как душевнобольной, признанный недееспособным, может выздороветь, возникает необходимость в восстановлении правового статуса гражданина.

Признание дееспособным лица, ранее признанного недееспособным осуще­ствляется в самостоятельном процессе по заявлению заинтересованных лиц, рассматриваемому по общим правилам судопроизводства. Заявление подается по правилам подсудности, установленным ч. 2 ст. 258 ГПК (по месту жительства гражданина, а если он был помещен в психиатрическое лечебное учреждение, — по месту нахождения этого учреждения). Таким образом, заявление о признании лица дееспособ­ным не обязательно должно рассматривать суд, вынесший решение о признании лица недееспособным. Дело рассматривается с обязательным участием прокурора и представителя органа опеки и попечительства.

Закон предусматривает, что признание гражданина дееспособным возможно в случае, если основания, в силу которых гражданин был признан недееспособным отпали (ч. 3 ст. 29 ГК). Дело может быть возбуждено по заявлению опекуна, а также лиц и государственных органов, перечисленных в ст. 258 ГПК. Наиболее часто вопрос о признании гражданина дееспособным ставят психиатрические лечеб­ные учреждения. Приняв заявление к производству, суд в порядке подготовки дела к судебному разбирательству должен истребовать и приобщить к делу копию решения, которым гражданин был в свое время признан недееспособным. Назначение судебно-психиатрической экспертизы при решении вопроса о дееспособности гражданина обя­зательно. Экспертиза в этом случае должна назначаться по общим правилам определением суда (ст. 79 ГПК). Участие самого лица, в отношении которого возбуждено дело о признании его дееспособным, особенно желательно.

Установив, что лицо, ранее признанное недееспособным, выздоро­вело или в состоянии его здоровья произошло значительное улучшение, в результате чего гражданин понимает значение своих действий и может руководить ими, суд выносит решение о признании лица дееспособным. На основании решения суда отменяется установленная над граждани­ном опека (ст. 40 ГК).

В процессе работы над темой моей курсовой работы, я ознакомилась с мнением Независимой Психиатрической Ассоциации России[12,92]. Данная организация предлагает реформирование Гражданского процессуального кодекса в части, касающейся института признания недееспособности. Ниже изложены наиболее существенные рекомендации, направленные на усиление процессуальных гарантий при рассмотрении дел о признании гражданина недееспособным.

1. Новая редакция статьи 284 ГПК должна гарантировать право гражданина на личное участие в деле о признании его недееспособным.

Как было установлено в деле «Штукатуров против России», право на справедливое судебное разбирательство, закрепленное в статье 6 Европейской Конвенции по правам человека, нарушается, если не обеспечено личное участие гражданина в рассмотрении дела о признании его недееспособным. Во-первых, личного участия требуют принципы состязательности и равенства сторон. Такое равенство может быть достигнуто только в том случае, если гражданин обладает правом лично или через своего представителя предоставлять дополнительные доказательства, оспаривать выводы экспертов, ходатайствовать о назначении повторной экспертизы и реализовать другие процессуальные права. Во-вторых, личное участие гражданина в слушаниях необходимо для того, чтобы позволить судье составить свое личное мнение относительно психических способностей данного гражданина. Европейский Суд подчеркнул, что судья непременно должен был, «по крайней мере, установить короткий визуальный контакт с заявителем, а также, желательно, опросить его».

2. Статья 283 ГПК, требующая назначения судебно-медицинской экспертизы, должна содержать в себе критерии и принципы оценки дееспособности гражданина.

В настоящий момент, законодательство не содержит критериев экспертной оценки дееспособности, что зачастую ведет к поверхностному анализу (или, вообще, отсутствию анализа) ключевых для данной категории дел моментов. Глава 31 ГПК должна отражать следующие принципы в отношении оценки дееспособности: презумпция дееспособности; причинно-следственная связь между психическим расстройством и недееспособностью; функциональный подход к дееспособности (т.е. необходимость детальной оценки характера и степени влияния психического расстройства на способность гражданина к пониманию значения своих действий в конкретных сферах жизнедеятельности); временный характер недееспособности (т.е. необходимость установления стойкости нарушений дееспособности).

3. Глава 31 ГПК должна также уточнить право гражданина на приглашение в суд специалиста для предоставления альтернативного мнения о дееспособности гражданина.

Хотя заключение психиатрической экспертизы не должно иметь определяющего значения для суда, нет сомнений в том, что оно играет особо важную роль при решении вопроса о том, существуют ли основания для признания гражданина недееспособным. Число учреждений, уполномоченных проводить судебно-психиатрическую экспертизу, крайне ограничено, что сказывается на качестве экспертных заключений. Еще одним следствием такой монополии является тот факт, что суды зачастую назначают проведение повторной экспертизы сотрудниками того же учреждения, которое провело и изначальную экспертизу. В результате, даже если повторная экспертиза и проводится, нередко возникают оправданные сомнения по поводу ее объективности. Поэтому в целях всестороннего и беспристрастного разбирательства судам следует более активно привлекать независимых специалистов, которые могут предоставить альтернативное мнение о психическом состоянии и фактической дееспособности гражданина. В настоящий момент, гражданин – если ему вообще предоставлена возможность участвовать в деле – имеет общее процессуальное право ходатайствовать о вызове в суд специалиста. Однако такое ходатайство не всегда удовлетворяется. Думается, что в контексте судебного разбирательства о признании гражданина недееспособным, законодательство (Глава 31 ГПК) должно сделать привлечение специалистов (например, лечащего врача) обязательным, если заинтересованный гражданин обращается к суду с соответствующей просьбой.

4. Глава 31 ГПК должна уточнить право гражданина на приглашение в суд специалиста для предоставления альтернативного мнения о дееспособности гражданина.

Хотя заключение психиатрической экспертизы не должно иметь определяющего значения для суда, нет сомнений в том, что оно играет особо важную роль при решении вопроса о том, существуют ли основания для признания гражданина недееспособным. Число учреждений, уполномоченных проводить судебно-психиатрическую экспертизу, крайне ограничено, что сказывается на качестве экспертных заключений. Еще одним следствием такой монополии является тот факт, что суды зачастую назначают проведение повторной экспертизы сотрудниками того же учреждения, которое провело и изначальную экспертизу. В результате, даже если повторная экспертиза и проводится, нередко возникают оправданные сомнения по поводу ее объективности. Поэтому в целях всестороннего и беспристрастного разбирательства судам следует более активно привлекать независимых специалистов, которые могут предоставить альтернативное мнение о психическом состоянии и фактической дееспособности гражданина. В настоящий момент, гражданин – если ему вообще предоставлена возможность участвовать в деле – имеет общее процессуальное право ходатайствовать о вызове в суд специалиста. Однако такое ходатайство не всегда удовлетворяется. Думается, что в контексте судебного разбирательства о признании гражданина недееспособным, законодательство (Глава 31 ГПК) должно сделать привлечение специалистов (например, лечащего врача) обязательным, если заинтересованный гражданин обращается к суду с соответствующей просьбой.

Подводя итог данной главы, хотелось бы выделить основные пункты, которые были в ней рассмотрены:

1. совершеннолетний гражданин может быть признан судом недееспособным вследствие психического расстройства, что является единственным основанием для установления над ним опеки (ст. 29 ГК), однако, сам факт наличия расстройства не является достаточным основанием — необходимо установить невозможность гражданина сознавать значения своих действий и (или) руководить ими вследствие хронического психического заболевания;

2. дело о признании гражданина недееспособным возбуждается на основании заявления членов его семьи, близких родственников, независимо от совместного с ним проживания, органа опеки и попечительства, психиатрического или психоневрологического учреждения;

3. в целях наиболее полного и объективного выяснения действительных обстоятельств дела суд рассматривает дело с участием самого гражданина, заявителя, прокурора и представителя органа опеки и попечительства;

4. закон возлагает на суд обязанность в порядке подготовки к судебному разбирательству, при наличии достаточных данных о психическом расстройстве гражданина, назначить для определения его психического состояния судебно-психиатрическую экспертизу;

5. закон предусматривает, что признание гражданина дееспособным возможно в случае, если основания, в силу которых гражданин был признан недееспособным, отпали (ч. 3 ст. 29 ГК).