Право

Основания для изменения квалификации преступлений.

В практике судебно-следственных органов изменение квалификации – явление достаточно частое. Эти изменения отражаются в процессуальных документах на различных стадиях уголовного судопроизводства.
Вполне закономерен вопрос о причинах (основаниях) изменения в квалификации? Анализ показывает, что к таковым относятся следующие причины:
1. Изменились фактичес­кие данные, на основе которых была дана квалификация содеян­ному;
2. В процессе расследования или рассмотрения дела в суде изменился уголовный закон;
3. В предусмотренном уголовно-процессуальном порядке ис­правляется ошибка в применении закона, не связанная с измене­нием закона или фактических данных. Данная ошибка была допущена или на следствии, или в суде определенной инстанции.
Изучение судебной практики показывает, что удельный вес этих оснований для изменений квалификации различен.
Так, в период действия УК 1960 г. изменения квалификации часто были обусловлены изменением закона. Это явление повторилось в связи с изданием УК 1996 г.
Нередки были и ошибки в понимании и применении уголовного закона.
Однако большинство изменений в квалификации происходит из-за различной оценки фактических данных по делу, полученных на различных стадиях процесса. Ошибки в квалификации в основном связаны с недоста­точным исследованием фактов, лежащих в ее основе.
На практике распространены случаи искусственного «завы­шения» квалификации, при которой следователь (а иногда и суд первой инстанции) применяет более тяжкий уголовный закон, исходя и того, что суд или вышестоящая инстанция, по их мнению, в случае необходимости смягчит ответственность виновного, но не возвратит дело на доследование, что позволял старый УПК, или на новое судебное рассмотрение.
Можно приводить различные цифры, свидетельствующие о том, что изменения квалификации часто связаны с исправлением ошибок в применении уголовного закона, допущенных на пред­шествующих стадиях процесса.
Но в целом причины изменения квалификации не сводятся только к ошибкам. Например, изменение уго­ловного закона не зависит от деятельности правоприменительных органов. Но и изменение фактических данных по делу не всегда можно рассматривать как ошибку следственных органов или суда (например, возобновление дела по вновь открывшимся обстоятельствам).
Так как юридический акт, в котором выражена квалифика­ция, оказывает существенное влияние на права и обязанности раз­личных участников процесса, закон предусматривает для измене­ний квалификации определенную процессуальную форму и огра­ничивает эти изменения рядом условий.
Первичная квалификация преступления (при возбуждении уголовного дела) дает право приступить к производству предва­рительного следствия или дознания: следователь получает право на производство различных следственных действий — обыс­ки, выемки, назначение экспертиз, применение мер пресечения и др. Существенно расширяются права органов предварительного расследования после привлечения лица в качестве обвиняемого.
В частности, предъявление обвинения дает право применить к обвиняемому меру пресечения, вплоть до заключения под стражу, а также вве­сти ряд других ограничений. Но, согласно ст. 108 УПК РФ, заключить под стражу можно только лицо, которому предъявлено обвинение в преступлении, за которое возможно лишение свободы на срок свыше 2 лет.
Квалификация, даваемая в обвинительном заключении, завер­шает юридическую оценку содеянного с точки зрения органов предварительного расследования и прокурора. Важнейшее пра­вовое последствие этой оценки состоит в том, что она служит основанием для направления дела в суд. Квалификация, даваемая в приговоре, — это окончательная оценка деяния с точки зрения государства. Ее последствия — назначение наказания, ограниче­ние имущественных интересов осужденного, отрицательная оцен­ка его поведения обществом и т. д.
Учитывая постепенное расширение правовых последствий ква­лификации на различных стадиях судопроизводства, уголовно-процессуальный закон по мере дальнейшего движения уголовного дела все более ограничивает изменения в квалифи­кации, особенно если они ухудшают положение обвиняемого. Так, ст. 405 УПК запрещала пересмотр в порядке надзора дела, если поставлен вопрос о признании лица виновным в более тяжком преступлении. Но Конституционный суд признал это положение статьи неконституционным. Она так и называется «недопустимость поворота к худшему при пересмотре судебного решения в порядке надзора». Но ведь это не позволяет устранить ошибки, тем более, если они умышленно сделаны судом – доказать злоупотребление судьи в этом проблематично, но ведь нельзя же лишать право потерпевшего на правосудие, на защиту его прав.
До предъявления обвинения следователь не связан той квали­фикацией, которая намечена им в постановлении о возбуждении дела. Квалификация, данная в постановления о предъявлении обвинения, уже более «устойчива»; для того чтобы ее изменить, нуж­но вымести новое постановление, одновременно признав старое постановление утратившим силу. Еще сложнее с обвинительным заключением: если деяния обвиняемого должны быть квалифицированы по более строгому закону, то придется возвращаться на предыдущий этап и снова предъявлять новое обвинение.
В суде эти изменения еще более затруднены. Сам суд не вправе ни в каком случае ухудшить положение обвиняемого. Это касается суда как первой, так и последующих инстанций. Эти демократические нормы процессуального закона гаран­тируют права обвиняемого и обеспечивают наилучшие условия для достижения истины.